интернет-магазин PILOTCLUB.BY статьи статьи Юрий Гагарин и водные лыжи

PILOTCLUB.BY

viber velcom +37529 6273740 MTS +37533 3342068 :) +37525 7608012

Юрий Гагарин и водные лыжи

инфо - статьи

Юрий Гагарин на водных лыжах - шуточный автопортретЮрий Гагарин и водные лыжи

Автор: Борис Львович Столярж

24.06.2008 14:22

WaterSkiWorld.ru

 

   

 Борис Львович Столярж на протяжении многих лет возглавлял спортивно-массовый отдел Центрального спортивного клуба Военно-морского флота (ЦСК ВМФ). Этот клуб был одним из родоначальников воднолыжного спорта в нашей стране, здесь новый вид спорта начал развиваться с конца 50-х годов. Членом воднолыжной секции клуба и стал в 60-е годы Юрий Алексеевич Гагарин. Б.Л. Столярж близко знал первого космонавта Земли и свои воспоминания о нем изложил в книге, отрывок из которой приводится, с его любезного разрешения, на сайте WaterSkiWorld.ru.

 

Одним из отличительных качеств заслуженного мастера спорта Юрия Гагарина было стремление понять и постичь неизведанное. Может быть, именно поэтому он увлекся водными лыжами. Хорошо помню, как однажды во время одной из наших бесед он рассказывал, что еще давно, на юге под Гурзуфом познакомился с воднолыжниками, и с тех пор влюбился в их спорт.

 

- Очень скучаю по нему, - признался Гагарин откровенно сокрушенным голосом.

- Зачем же скучать? Можете потренироваться. У нас для этого все есть.

Гагарин тут же согласился, и мы направились в район, где проходили очередные занятия нашей секции. Ее спортсмены и тренеры, увидев, какой дорогой гость к ним прибыл, начали аплодировать, но он поднял руку и сказал:

- Попроще, попроще, ребята. Я же к вам просителем приехал.

Раздался смех, и сразу возникло то необыкновенное чувство дружелюбия и легкости, которые всегда возникали вокруг него. Это была «атмосфера Гагарина», умевшего делать так, что около него всем было хорошо.

Завязалась беседа. Юрий Алексеевич терпеливо отвечал на различные вопросы, но сам тоскливо посматривал на воду. Наконец, не выдержал:

- Покататься все-таки дадите?

- Пожалуйста, все готово! – сказал старший тренер нашей команды Виктор Александрович Воронцов.

Заревел мотор, Гагарин встал на лыжи, прикрепил трос, и – началось! Надо было бы всем увидеть его на водных лыжах! Это крылатое скольжение было торжествующим ликованием человека, поистине не знавшего страха ни на земле, ни в космосе, ни на воде.

 

 Юрий Гагарин на водных лыжах - шуточный автопортрет

Юрий Гагарин на водных лыжах - шуточный автопортрет

 

О том, какова была степень его личной спортивной воднолыжной подготовки, можно судить по следующему факту. У него хватало сил пройти на водных лыжах за катером «Орленок» от Ялты до Алушты и обратно. Это полтора часа непрерывного напряжения. А скорость – под сто километров в час. Стоит хоть на мгновение расслабиться – удар о воду будет жестким.

Однажды я спросил его, зачем он выбирает такие трассы, катался бы вдоль городской черты.

- Это неинтересно, - последовал ответ.

Его увлекала романтика неизведанного и обязательно – трудного. Такого, где можно было в чем-то проверить себя.

Посещая наш спортивный клуб, его воднолыжную секцию, Гагарин все больше и больше влюблялся в новый для него, да и для всего нашего спорта, вид. Расспрашивал об истории его зарождения, о том, каковы перспективы его развития у нас в стране.

- Пока не создадим свою федерацию, дело по-настоящему не закрутится, - сказал однажды Виктор Воронцов.

- Ну, а кто же мешает ее создать?

- Да вот, не нашелся пока человек, который за это взялся бы по-настоящему.

Потом мы неоднократно возвращались к этому разговору.

- Не понимает у нас кое-кто значение водных лыж, - вел свою линию Воронцов. – А ведь нужное дело, нужное.

 

Так повторялось несколько раз. Однажды, после очередной тренировки, состоявшейся в день поздней осени шестьдесят третьего года, разговор снова свелся к организационным проблемам. Юрий Алексеевич слушал наши сетования на этот раз как-то особенно внимательно. Потом вдруг поднялся и решительно направился к машине. На полпути остановился и, обернувшись, произнес, обращаясь ко мне:

- Что же вы, Борис Львович, стоите? Едем.

- Куда?

- Как куда? Решать наболевший вопрос.

- Прямо сейчас?

- А чего ждать у моря погоды? Поехали.

Мы неслись по полуденной Москве. Водил Юрий Алексеевич свою «Волгу» отменно. Вот и знакомое здание на углу Маросейки. Он не зря называл его – ЦК ВЛКСМ – своим вторым домом. Здесь было много знакомых и друзей. По инициативе Гагарина нередко организовывались товарищеские состязания по волейболу между сборными командами ЦК и Звездного. Юрий Алексеевич часто приходил сюда посоветоваться по самым важным, самым сложным вопросам.

Мы взбежали (лифта не стали дожидаться) на третий этаж в приемную первого секретаря.

- Ну что ж, - обернулся он ко мне, - иду как чрезвычайный и полномочный представитель воднолыжников страны. Доверяете?

Предложение о создании новой федерации было поддержано. Полное понимание встретили мы и на Скатертном, где долгие годы находился главный штаб физкультурного движения страны.

Когда мы остановились у входа, в вестибюле уже было полно народу. Знаменитые тренеры, известные планете спортсмены, убеленные сединой виднейшие организаторы спорта – все оставили на какое-то время свои дела, чтобы хоть одним глазом взглянуть на своего любимца, от всего сердца приветствовать его. И Юрий Алексеевич, не любивший парадности, помпезных встреч, повышенного внимания к своей личности, на этот раз с радостью пошел навстречу этим людям, многих из которых давно знал по совершенным ими подвигах на стадионах мира. Он очень тепло поздоровался с приветствовавшими его людьми, ответил на вопросы и только после этого стал подниматься на третий этаж, где находились кабинеты руководства.

В кабинет председателя были вызваны некоторые ответственные работники – и дело завертелось.

Когда мы вышли на улицу, уже смеркалось. Гагарин сел в машину и, озорно взглянув на меня, спросил:

- Ну, доволен?

- Еще бы…

- Я тоже. А главное – польза от этого людям будет.

 

Признаться, я думал, что, решив главную проблему, Юрий Алексеевич передаст все остальные заботы по созданию новой федерации нам – техническим исполнителям. Да и в этом бы не было ничего предосудительного при его колоссальной загруженности на основной работе, учебе в Академии и других многочисленных общественных обязанностях. Но тут мы имели возможность убедиться еще в одной замечательной черте характера первого космонавта: доводить начатое дело до конца, ничего не перекладывая на других. Больше того, Гагарин то и дело теребил нас, спрашивал, в чем нужна его помощь.

И вот наступил долгожданный для всех нас день 16 января 1964 года. В конференц-зале гостиницы «Юность» собрался учредительный Пленум Федерации воднолыжного спорта страны. Среди его участников было немало представителей России, в том числе Москвы, Ленинграда, Новосибирска, Казани, Саратова, Уфы, Дубны, Иркутска, Владивостока, других советских республик, делегатов от ВМФ, ДОСААФ, спортивных обществ и ведомств. Одним словом, форум получился представительный.

 

Юрий Алексеевич приехал в «Юность» за полчаса до назначенного времени и пробыл с нами весь день. Здесь, на пленуме, в торжественной обстановке ему были вручены членский билет и значок Центрального водноспортивного клуба ВМФ, а также памятные вымпелы от гостей. Выступающих было много, и все выражали свою искреннюю радость по поводу того, что Гагарин – с нами, что он всецело разделяет наши мысли и чаяния, что он поддерживает развитие нового вида спорта. По всему было видно, что присутствие первого космонавта Земли в этом зале – большой и радостный праздник для всех, кто любит водные лыжи, кто от души желает, чтобы понеслись они по просторам всех морей, рек, озер и океанов нашей страны.

 

Выступил на пленуме и Юрий Алексеевич. Причем вот что интересно. По регламенту за ним было записано первое слово. Но, узнав об этом, Гагарин решительно воспротивился.

- Займемся сразу делом, - потребовал он. – Послушаем товарищей с мест, ознакомимся с общей обстановкой, а там посмотрим.

Ход пленума показал, что воднолыжный спорт уже в ту пору прочно завоевывает себе место под солнцем. Об интересных начинаниях рассказал, в частности, председатель Латвийского республиканского комитета воднолыжного спорта И.А.Б рюсель. В Риге начали тогда выпускать инвентарь для молодого вида спорта. Именно в этом городе была организована и блестяще проведена матчевая встреча воднолыжников Москвы, Ленинграда, Дубны, Новосибирска и хозяев воды, собравшая более 50 ведущих спортсменов. О первых ласточках, покоряющих голубые дороги Днепра, Балтики, Невы, Амура, Иртыша, Волги, Дона, мы услышали в страстных, взволнованных речах других ораторов.

Работа пленума близилась к своему завершению, когда председательствующий предоставил слово Юрию Алексеевичу Гагарину.

 

Сохранилась стенограмма его выступления и, мне кажется, будет уместно хотя бы частично привести ее.

«Товарищи, - начал Юрий Алексеевич, - я хочу от себя лично и от имени своих друзей-космонавтов приветствовать пленум как очень важное и нужное, на мой взгляд, событие в спортивной жизни страны. Пройдут годы, настанет день, и юноша или девушка с Гербом СССР на груди промчится быстрее всех по трассе какого-нибудь вселенского чемпионата и привезет нам с вами в подарок звание чемпиона мира. И тогда мы обязательно вспомним этот день. Потому что самое трудное и самое почетное – начинать новое. Потому что первопроходцев не забывают никогда!

Водные лыжи я увидел впервые еще в 1957 году, где-то под Гурзуфом. Меня познакомили с ними молодые москвичи, отдыхавшие там. У них были лыжи, был катер, был трос. И главное, была огромная увлеченность. Именно она и подтолкнула меня к этим чудесным ребятам и девчатам. Наблюдая за тем, с каким упоением они носятся по волнам, с какой отвагой уходят в морскую даль, я захотел во что бы то ни стало быть с ними…

Ощущение скорости, соленой радости брызг, упоение полетом, счастье вызова, брошенного стихии, - вот что такое водные лыжи для любого человека! Я тогда, в пятьдесят седьмом, еще даже и в мечтах не был космонавтом, но «приземлившись» после полета по водной глади, сказал своим учителям:

- Этот спорт придуман для людей, которые задумали испытать себя на полную железку.

Когда я пришел в отряд космонавтов, то рассказал о своем увлечении моим звездным товарищам. Больше того, показал им все известные приемы, повел на водохранилище. И теперь водные лыжи прижились в Звездном, а мои братья по отряду просили передать, что они все как один приветствуют создание федерации. И это не просто жест. Наше мнение, мнение советских космонавтов, таково: это очень хороший вид спорта – эмоциональный, красивый, воспитывающий много ценных качеств. Привлекателен он и тем, что требует от каждого разносторонней подготовки. Очевидно, что им невозможно заниматься тем, кто не умеет плавать, кто не обладает достаточной физической силой и ловкостью, кто не умеет управлять своим телом и не знает, что такое координация движений. Вот почему мы говорим однозначно: в Советском Союзе нужно всемерно развивать этот вид спорта, постараться придать ему массовый характер. Для этого следует организовывать воднолыжные клубы, станции проката и многое другое, о чем мы с вами, наша федерация, должны позаботиться.

Мы начинаем по существу с нуля. Но я слышал, с каким энтузиазмом тут выступали все товарищи. А с энтузиазмом, с любовью, с желанием можно горы своротить!».

Потом были выборы руководящего состава президиума федерации. Единодушное мнение всех без исключения состояло в том, что председателем должен быть Гагарин. Но Юрий Алексеевич сам отвел свою кандидатуру.

- Я и рядовым буду работать, когда смогу. Но ведь часто придется отлучаться, сами понимаете. А что это за командир, которого днем с огнем не найдешь?

 

Учитывая его просьбу, мы избрали Гагарина членом президиума федерации, а чуть позже – заместителем председателя федерации и председателем ее технической комиссии. Причем никто не придумывал для Юрия Алексеевича эту, может быть, самую тяжелую во всей федерации обязанность. Он добровольно все взвалил на свои плечи. И видели бы вы, с какой радостью, с каким увлечением, с какой отдачей, несмотря на огромную занятость, работал он в комиссии. Мы забывали, что он – первый космонавт, что он – Гагарин… Так весело, азартно, с предельной добросовестностью выполнял он свое общественное поручение.

Делами воднолыжников он интересовался не от случая к случаю, а повседневно. Рано утром звонил кому-нибудь из членов возглавляемой им комиссии домой и начинался обычный деловой разговор.

- Новая почта есть? Чтобы не загружать вас поездкой в Звездный, давайте договоримся так: вечером я буду в Театре Ленинского комсомола… Встретимся на полчаса раньше, и я отвечу на письма, а сложные – заберу домой.

Читал письма прямо в фойе, под пристальными взглядами десятков и сотен глаз. Сидел на стуле в толпе и писал:

«Уважаемый тов. Лапин! Вы спрашиваете, кому же верить? Я лично склонен верить участнику обоих этих соревнований экс-чемпиону мира Жану-Марии Мюллеру, который заявляет, что первое первенство Европы проводилось в 1947 году в Эвиане, а первый чемпионат мира – в Жан де Пэн в 1949 году. Вообще, по этому поводу мне думается так: пусть будет у нас поменьше «историков», а побольше хороших спортсменов-воднолыжников. Ваш Ю. Гагарин».

В другой раз звонок из Академии:

- У меня с 14 часов перерыв, мы можем встретиться минут на сорок, захватите, пожалуйста, из машинописного бюро мою статью. Хочу кое-что почеркать…

И когда все космонавты – слушатели Военно-воздушной инженерной Академии – шли в столовую, Гагарин старательно правил при мне статью в альманах «Катера и яхты». Подходил Герман Титов с булкой и бутылкой кефира:

- Зарядись… Ведь теперь до 23.00 не перекусишь…

Гагарин покусывал булку, запивая кефиром, и спрашивал меня:

- А Кудрину в Сарапул отправили письмо?

- Юрий Алексеевич, вы ему уже седьмой раз пишете, а он все не может успокоиться. Я бы на вашем месте прекратил эту переписку.

- Как же так?! – возмущается он. – Человек же о деле печется. У меня сложилось впечатление, что в Сарапуле жизнь воднолыжников бьет ключом. Кстати, надо бы нам туда своего человека послать, опыт как следует изучить…

И мы по его настоянию посылаем в Сарапул бригаду. Опыт там, оказывается, действительно уникальный, мы посвятили ему специальное заседание президиума федерации и, обобщив все самое ценное в методическом письме, разослали его на места.

В архиве федерации, полностью сохранившемся у меня, можно и сейчас увидеть сотни документов, составленных Гагариным лично. Они свидетельствуют о той напряженной и многогранной работе, которую он проводил. Хочется познакомить читателя с некоторыми из них.

Еще в середине шестьдесят пятого года Юрий Алексеевич отправил письмо во Всероссийский совет Союза спортивных обществ и организаций СССР с просьбой рассмотреть вопрос о создании Федерации воднолыжного спорта РСФСР.

«Воднолыжный спорт культивируется во многих городах Российской Федерации уже более пяти лет, - говорилось в нем. – На местах создано несколько федераций воднолыжного спорта, представители которых регулярно участвуют во всех крупнейших соревнованиях…

По уровню спортивных показателей воднолыжники России могут уверенно претендовать на призовые места в любых соревнованиях, а по массовости этот спорт, бесспорно, занимает первое место в стране.

Однако отсутствие республиканской федерации явно неблагоприятно отражается на деятельности секций воднолыжного спорта на периферии…

Совершенно очевидно, что этот вопрос назрел и требует быстрейшего разрешения.

Председатель технической комиссии Федерации воднолыжного спорта СССР летчик-космонавт СССР Ю. Гагарин».

К документу был приложен обширный список российских городов, где начали культивировать водные лыжи. Прошло некоторое время, но в штабе физкультурного движения России все еще медлили. И Юрий Алексеевич самолично направил напоминание.

Одновременно в рабочем дневнике федерации Юрий Алексеевич сделал пометку: «Переговорил лично. Обещали отреагировать быстро. Проверить. 19.IX.65 г.». И действительно, уже через несколько месяцев состоялся учредительный Пленум Всероссийской федерации воднолыжного спорта. Гагарин в эти дни был занят и не смог приехать на форум, но он прислал своим единомышленникам теплую телеграмму:

«Искренне поздравляю участников учредительного Пленума Федерации воднолыжного российского многочисленного отряда, представляющего наш молодой вид спорта. От души желаю вам, дорогие товарищи, больших успехов в борьбе за массовость и мастерство. Гагарин».

Эта телеграмма была оглашена под долгие, горячие аплодисменты участников, хорошо знающих, сколько заботы, настойчивости и воли проявлено Юрием Алексеевичем, чтобы решить важнейший организационный вопрос.

 

 Юрий Гагарин

И в дальнейшем, на протяжении всего периода своей творческой деятельности на посту заместителя председателя и председателя технической комиссии Юрий Алексеевич уделял много внимания и заботы республиканским федерациям, считая, что в их деятельности кроется успех всего дела в целом.

Имя Гагарина, слава Гагарина без каких-либо усилий с его стороны, но неизменно наилучшим образом способствовали установлению не только внутрисоюзных, но и серьезных международных связей нашей федерации. Вот весьма характерное письмо, присланное на его имя 28 февраля 1964 года (то есть немногим большем чем через месяц после учредительного Пленума) директором первой воднолыжной школы в Вене господином Гансом Заксом:

«Уважаемый господин Гагарин! В связи с Вашим пребыванием в Австрии я имел честь встретиться с Вами и передать Вам фотоснимки.

Я узнал, что Вы избраны президентом русского воднолыжного общества, и я от чистого сердца поздравляю Вас. Я охотно поделился бы своим 18-летним международным опытом по воднолыжному спорту с Вами и спортсменами Советского Союза.

Я был бы Вам очень благодарен, если бы Вы на одном из посылаемых мною фотоснимков оставили свой автограф, так как я считаю Вас одним из великих людей этого столетия.

Если Вы когда-нибудь вновь будете в Вене, Вы окажете мне большую честь, посетив мою воднолыжную школу.

Желаю Вам большого счастья и успехов как космонавту. С глубоким уважением Ганс Закс».

 

На следующий день после получения этого письма Юрий Алексеевич созвонился с членами президиума федерации, чтобы посоветоваться, что нужно спросить у многоопытного австрийского специалиста, и вскоре отослал ему ответ:

 

«Уважаемый господин Ганс Закс! Прежде всего позвольте выразить Вам сердечную признательность за любезное письмо…

 

Среди многих видов спорта, которыми я с увлечением занимаюсь, воднолыжный спорт является самым любимым. Это объясняется тем, что водные лыжи развивают очень нужные физические качества, воспитывают быстроту реакции и способность умело управлять своим телом в различных, часто меняющихся положениях.

 

Был бы очень признателен Вам за присылку рекомендаций по водным лыжам. Они помогли бы установить единые организационные принципы тренировки, правил соревнований и в целом принесли бы большую пользу для координации усилий, направленных к дальнейшему развитию воднолыжного спорта.

 

Я с большим удовольствием посылаю Вам свою фотографическую карточку, желаю здоровья и плодотворной работы в нашем любимом виде спорта… Летчик-космонавт СССР полковник Ю. Гагарин».

 

Вскоре в адрес Спорткомитета страны на имя Ю.А. Гагарина мы получили увесистую посылку, в которой оказались только что изданные Международной федерацией правила проведения соревнований, чертежи строительства трамплинов и слаломных сооружений, прекрасно выполненные альбомы с фотографиями, на которых были запечатлены различные элементы воднолыжной техники в исполнении лучших спортсменов Австрии, а также разнообразная литература по нашему виду спорта.

 

Нужно ли объяснять, как помогло нам все это в дальнейшей работе!

 

Перебираю папку за папкой, и вижу все новые документы, на которых рукой Гагарина написано: «Замечательно!», «Согласен», «Очень интересно», «Неверно», «Считаю это неприемлемым», «Здесь далеко не все продумано»… Ни один документ, ни одно письмо, ни одна просьба или сигнал, какими бы малыми они ни казались, не оставались без его внимания.

 

Эти документы, хранящие в себе следы кипучей деятельности Юрия Алексеевича, еще раз напоминают нам, близко знавшим его, имевшим счастье работать рядом с ним, об удивительном гагаринском трудолюбии, благородстве, предельно уважительном отношении к каждому человеку.

 

Мы многому учились у Юрия Алексеевича. Бывало так: он получает на просьбу помочь кому-то из наших людей аргументированный отказ. Казалось бы, чего проще: сообщить об этом просителю – и, как говорится, дело с концом. Гагарина никогда не устраивал такой легкий выход. Он узнавал, четко ли ему ответили, нет ли в письме элемента бюрократизма, отписки, и если был уверен, что это необходимо, - воевал до конца.

 

Думаю, в нынешней Латвии вряд ли кто знает об истории, которую я хочу поведать. В сентябре 1965 года Юрий Алексеевич от имени федерации обратился в республиканское объединение «Латвсельхозтехника» с просьбой о выделении двух автомобильных двигателей ЗИЛ-130 республиканскому совету «Динамо» и Рижскому техническому клубу ДОСААФ. Ответили отказом, ссылаясь на отсутствие фондов. Вроде бы вопрос исчерпан. Но Юрий Алексеевич и не думал закрывать дело. Он связывается с рядом смежных организаций, звонит, пишет в вышестоящие инстанции. И вот снова идет письмо в Ригу… А ниже на копии документа его рукой написано: «Два двигателя ЗИЛ-130 – латвийскому совету «Динамо» и Рижскому клубу ДОСААФ выделены». Вот таким он был настойчивым, неугомонным, требовательным в выполнении своих общественных обязанностей.

Именно благодаря Гагарину, его огромному авторитету, личному обаянию, настойчивости, за какие-нибудь три-четыре года воднолыжный спорт нашей страны сделал в своем техническом оснащении такие шаги, на которые при других обстоятельствах нам потребовалось бы значительно больше времени. Юрий Алексеевич лично связывался с известнейшими советскими конструкторами, крупными руководителями производства, министрами и начальниками судоверфей, добиваясь строительства столь необходимых нам катамаранов, специальных многочисленных буксировочных катеров, моторов к ним и многого, многого другого.

 

Тут нужно, конечно, отметить, что в руководстве федерацией у нас определилось с шестьдесят пятого года редкое по силе сочетание. Ее председателем стал Герой Советского Союза вице-адмирал Л.Н.Пантелеев, тоже большой знаток и страстный любитель спорта. С Гагариным они быстро нашли общий язык и действовали сообща во имя наших общих интересов. Важнейшие документы, имеющие принципиальное значение, выходили за их двумя подписями. Мы часто бывали свидетелями того, как они, обремененные многими важными делами на основной работе, часами, а то и днями горячо обсуждали проблемы физического воспитания молодежи, проблемы массового развития спорта, вникали в нужды воднолыжников, помогали в настоящем и думали о будущем. Именно по их настоянию мы установили прочные связи с Международной федерацией, приняли участие в первых состязаниях за рубежом. И когда я сейчас вспоминаю о блестящих победах Натальи Румянцевой и других наших выдающихся мастеров на чемпионатах мира, я думаю, что в победах этих, в славе этой есть огромная доля заслуги наших замечательных «командармов-воднолыжников».

 

Юрий Алексеевич кроме большой нагрузки, выпавшей на его долю председателя технической комиссии, взял на себя еще и заботы, связанные с пропагандой воднолыжного спорта в стране. Не знаю уж, откуда брал он время и силы, но никогда я не слышал, чтобы он отказал какому-нибудь журналисту в просьбе дать интервью или не принял заявку редакции газеты или журнала на выступление в печати. Помню, ему позвонили из «Комсомольской правды» с просьбой написать статью о воднолыжном спорте. Гагарину как раз предстояла очередная сложная («Они все сложные», - говорил он) поездка за рубеж, много было забот в отряде космонавтов, еще предстояло досдать зачеты в Академии, но он ответил:

- Что ж, спасибо, попробую.

- Юрий Алексеевич, ну как вы можете в данной ситуации взваливать на себя еще и такое бремя? – удивился я.

- Представляешь, «Комсомолка»! Несколько миллионов экземпляров тираж, аудитория – молодежь, и все читают о нашем виде спорта. Нет, тут о себе думать не приходится!

И вот в номере от 1 октября 1963 года появилась эта статья. Она называлась: «Лыжню – летящим по волнам». Читаю, перечитываю ее и не перестаю восхищаться. В этом не очень большом по объему выступлении Гагарин проявил себя (а статья написана им на моих глазах, что называется, от строчки до строчки) и как лирик, и как страстный пропагандист, и как убежденный агитатор.

В самом деле, как он описывает свое первое знакомство с нашим видом спорта! Вот почитайте:

«…Помню, это было утром, чистым южным утром, с глубокими тенями. Но прохлада уже ушла, с каждой минутой солнце, как говорится, поддавало жару. Теперь спасти от зноя могло только море. Оно было спокойным в тот день и светлым. И я отправился на берег. Вот тут-то и состоялось мое знакомство с воднолыжным спортом.

Вижу, мчится катер. И почти на гребне кипящего буруна лыжник – настоящий властелин моря!».

Отдав должное романтике, автор переходит к реальностям сегодняшнего дня. И здесь он виден нам как страстный проповедник нового, передового, как непримиримый боец против косности и невежества, как умный и тонкий толкователь истории. Да вот, убедитесь во всем этом сами.

«…Но как жаль, - говорится далее в статье, - что пока я не могу сказать: водными лыжами увлекается почти вся наша молодежь! Почему? Причин много. Нередко к этому замечательному спорту относятся как к пижонству. Мне даже приходилось слышать, что-де водные лыжи – дань моде, пришедшей с Запада. Дилетантские это разговоры.

Воднолыжный спорт зародился много лет назад на Гавайских островах. Там, правда, не было быстроходных катеров, буксирующих спортсменов, но туземцы обходились без них…».

Подняв в статье ряд важнейших практических вопросов, сообщив о том, что принято решение по созданию федерации, Юрий Алексеевич закончил свое выступление словами страстного призыва, которые редакция специально выделила, подчеркнув их жирными линейками:

«Наш век – век великих открытий, грандиозных строек, век, в котором наша страна уверенно идет к коммунизму.

Для того, чтобы быть достоянным времени, чтобы как можно больше принести пользы Родине – строить дома и заводы, возводить гидростанции, выращивать высокие урожаи, охранять мирный труд людей, летать в космос, - необходимы крепкие мышцы, сильная воля, характер, высокая мораль. Развитию всех этих качеств способствуют занятия спортом».

Через месяц, когда Гагарин вернулся из поездки, ему позвонили и сказали, что редакция получила более пяти тысяч писем в ответ на его призыв.

В дальнейшем, уже начав работать в федерации, Юрий Алексеевич неоднократно выступал со статьями в «Красной звезде», альманахе «Катера и яхты», журналах «Физкультура и спорт», «Смена». Его материалы, пропагандирующие развитие воднолыжного спорта у нас в стране, были опубликованы также в спортивных газетах и журналах Австрии, Франции, Италии, США. Значение этой пропагандистской работы трудно переоценить.

 

Но Гагарин не ограничивался личными выступлениями в печати. Он постоянно проявлял заботу о пропаганде нашего вида спорта всеми доступными формами и методами. Назову лишь несколько документов, показывающих его заинтересованность и активность в этом направлении. Вот письмо главному редактору газеты «Советский спорт» с просьбой изыскать возможность и опубликовать статью председателя Всесоюзной коллегии судей, содержащую перечень важнейших изменений, внесенных в Правила соревнований по воднолыжному спорту. Вот в отдельной папке хранится переписка с заместителем председателя Государственного комитета по кинематографии. И мы очень хорошо помним, как часто появлялись в ту пору смельчаки, бегущие по волнам, на экранах всех кинотеатров, как активно включались сюжеты о нашем виде спорта в программы радио и телевидения. Можно только сожалеть, что сейчас, когда наши воднолыжники добились значительных успехов на международной арене, когда они выдвинули из своей среды спортсменов высочайшего класса, средства массовой информации практически не уделяют им внимания. Парадокс нашей нынешней жизни…

 

Мы все, находившиеся рядом с Юрием Алексеевичем, видели, с каким глубоким уважением относился он к работе спортивных журналистов, как был им искренне благодарен за любую, даже малейшую помощь и поддержку. Но это не мешало ему же быть суровым и жестким, совершенно непримиримым, когда в пропагандистском хоре звучал какой-либо фальшивый голос.

Помнится, с какой радостью он узнал, что в издательстве «Судостроение» в сборнике «Катера и яхты» будут публиковаться материалы по воднолыжному спорту, как решительно поддержал это нужное дело, сколько теплых слов адресовал тем, что работал над ним.

Он учил нас примером своей кипучей деятельности, своей бьющей через край инициативы, своей готовности отдать любимому делу всего себя без остатка. Он часто придумывал задачи, которые нам на первый взгляд казались просто-напросто неразрешимыми, но он их разрешал – да еще как!

 

В конце шестьдесят пятого года в Москве на акватории водного стадиона «Динамо» проходил первый в истории чемпионат Советского Союза по воднолыжному спорту. Посмотреть состязания бегущих по волнам собралось много народу, но трибуны не были, конечно, заполнены до отказа. Юрия Алексеевича, который все время присутствовал на состязаниях, а в воскресенье привез сюда Валентину Ивановну и дочурок, пустующие места откровенно огорчали.

- Плохо еще знают наш вид спорта, - сокрушался он. – Не все еще, далеко не все осознали его прелесть!

- Это придет со временем, - постарался я утешить его, однако он неожиданно вскипел:

- Время, время!.. На него нечего уповать. Плохо работаем!

Помолчал немного, словно обидевшись, и вдруг совершенно миролюбиво начал мечтать:

- А что, если нам устроить после окончания сезона какой-нибудь грандиозный праздник? Так, чтобы привлечь к нему всеобщее внимание, показать наши первые достижения. Раскрыть перед молодежью перспективу на будущее…

Прецедента проведения подобных мероприятий, когда внимание сосредоточивалось бы на каком-то одном виде спорта, в практике физкультурных организаций не было, и я робко возразил:

- Вряд ли что-нибудь выйдет…

- Ах, не выйдет? Вот и сдался сразу. А давайте лучше подумаем сообща.

24 июля состоялось торжественное закрытие чемпионата, Гагарин произнес на нем теплую речь и лично вручил золотые медали победителям, что было для них вдвойне радостно.

 

Парад участников открытия Чемпионата СССР по воднолыжному спорту (1965 год)

Парад участников открытия Чемпионата СССР по воднолыжному спорту (1965 год)

 

Наступила новая трудовая неделя, она принесла каждому из нас свои заботы, переживания, бесконечные дела. И вот в эту будничную карусель ворвался телефонный звонок:

- Борис Львович, идею насчет праздника не забыли?

- Да помню, конечно…

- Не хитри, по тону чую, что забыл. А я тут план кое-какой составил. Надо бы посоветоваться. Позвони адмиралу Пантелееву. Есть предложение собрать внеочередное заседание президиума.

Через несколько дней мы сидели в тесной комнатушке в доме № 4 по Скатертному переулку и, как зачарованные, слушали сообщение Юрия Алексеевича, разработавшего проект замечательного представления, которое в официальном плане носило скромное название «Вечер воднолыжников страны».

Предложение, внесенное им, прошло, как говорится, на ура.

Выступив с инициативой, Гагарин ни на кого не переложил заботы о задуманном празднике, а сам вложил в его организацию максимум сил, энергии и души. Передо мной две увесистые папки его переписки, связанной только с одним этим вечером. Он обращался к ведущим конструкторам, инженерам, директорам предприятий с просьбой выделить для демонстрации образцы нашей и зарубежной новейшей спортивной продукции, а также прислать своих специалистов для передачи опыта и обмена мнениями. Разослал десятки писем мастерам искусств. Вот образец одного из них, направленного в адрес народного артиста СССР И.В. Ильинского:

«Глубокоуважаемый Игорь Владимирович! Федерация воднолыжного спорта СССР 27 октября с.г. в 18 часов 30 минут в Колонном зале Дома союзов проводит большой спортивный вечер воднолыжников страны, имеющий большое пропагандистское и практическое значение.

В программе вечера предусмотрен концерт мастеров искусств.

Очень прошу Вас быть нашим гостем, и в порядке шефской помощи принять участие в этом концерте.

Заместитель председателя президиума Федерации воднолыжного спорта СССР летчик-космонавт СССР Ю. Гагарин».

Задолго до назначенного часа стали прибывать к Дому союзов зрители. В нижнем и верхнем фойе их ждала интереснейшая выставка. Здесь они видели только что появившиеся в ту пору костюмы «Калипсо», новейшие подвесные моторы, макеты катеров для подвесных моторов и катеров со стационарными двигателями, буксировочные тросы и ручки, новейшие образцы слаломных и прыжковых лыж как отечественного производства, так и импортных. Красочные стенды, фотовитрины и альбомы, отражающие спортивную жизнь воднолыжников страны и их трудовые будни. Гостей встречали ведущие специалисты, тренеры и спортсмены. Они давали пояснения, отвечали на многочисленные вопросы.

Здесь же, в фойе, была организована демонстрация любительских кинофильмов, показывающих повседневную жизнь таких крупнейших воднолыжных центров, какими были в ту пору Дубна, Сочи, Москва, Ленинград, Рыбинск, Горький…

Вечер привлек внимание широкой спортивной общественности столицы. По приглашению федерации на него прибыли лучшие представители других видов спорта, прославленные олимпийские чемпионы и чемпионы мира заслуженные мастера спорта Всеволод Бобров, Юрий Власов, Вячеслав Иванов, Виктор Капитонов, Владимир Куц, Валерий Попенченко и многие другие.

Начался вечер выступлением Юрия Алексеевича. Его голос в заполненном до отказа зале звучал по-особенному молодо и увлеченно. Он говорил о значении воднолыжного спорта, о трудностях, которые встают на его пути. Говорил о том, как увлеклись бегом по волнам его друзья-космонавты, черпающие в этом полюбившемся им виде физических упражнений духовную и физическую силу для полетов к звездам. Говорил с сожалением, что мало еще в стране коллективов, где воднолыжный спорт развит по-настоящему, и в течение ряда лет призовые места на всех соревнованиях разыгрывают между собой главным образом лишь два клуба – ЦВСК ВМФ и клуб «Аврора». Призывал заняться серьезной подготовкой кадров, водных стадионов и необходимого инвентаря. Говорил убежденно, страстно, со знанием дела, с глубокой заинтересованностью в его успехе.

Вот лишь небольшой отрывок из хранящейся у меня стенограммы его выступления.

«Совсем недавно я посетил в составе нашей делегации Международную авиационную выставку в Париже. Советские экспонаты, представленные на этой выставке, по своим летным качествам, смелости технической мысли и внешней отделке не имели себе равных. Наш павильон был всегда переполнен посетителями, корреспондентами газет, радио, телевидения, операторами кинохроники. Они все без исключения восхищались всем, что открывалось их взору. А ведь всю эту непревзойденную технику сделали советские люди. Многие из них присутствуют сейчас в этом зале, - это наши активисты-воднолыжники, работающие на предприятиях авиационной промышленности. Для них задача создания катеров-буксировщиков и хороших, надежных двигателей, казалось бы, намного проще, нежели выпуск той авиационной техники, которую они демонстрировали в Париже. Но на деле не всегда так получается. Они хотели бы порадовать нас, но не всегда у них есть для этого условия. Надо им их создать. И мы обращаемся с этой просьбой к присутствующим здесь руководителям министерств и предприятий…

В заключение мне хочется сказать несколько слов о той роли, которую может и должен сыграть воднолыжный спорт в воспитании молодого поколения. Как вы знаете, у нас не совсем благополучно обстоит дело с обучением детей и юношества плаванию. Мне кажется, что водные лыжи могут стать хорошим стимулом в решении этой очень важной государственной задачи.

Интерес детей и подростков к водным лыжам очень велик. Знаю это по собственному опыту: стоит только выйти на водохранилище, как немедленно на берегу появляется стайка ребят, которые с горящими глазами наблюдают за всеми нашими действиями и мечтают, чтобы им разрешили прикоснуться к «чуду». Вот где для всех нас поистине непочатый край работы.

Вот, дорогие товарищи, те мысли, которыми я хотел с вами сегодня поделиться. Продолжить начатый разговор я считаю необходимым на каком-либо специальном совещании или конференции актива, которую уже давно пора организовать для обсуждения большого круга вопросов, связанных с развитием нашего воднолыжного спорта. Сегодня же, по существу, у воднолыжников именины, а не конференция. На именинах же длинные речи говорить не принято.

Поэтому разрешите мне свое выступление на этом закончить и от души поздравить наших сегодняшних именинников – первых чемпионов Советского Союза по воднолыжному спорту – Татьяну Рожкову, Галину Литвинову, Лидию Нечаеву, Владимира Филина и Юрия Жукова. Они открыли счет своим замечательным победам на нашем «внутреннем фронте». Но пройдет время – в этом можно не сомневаться – и наших лучших спортсменов мы увидим на пьедесталах почета европейских и мировых первенств…».

Я вспомнил эти слова, когда услышал сообщение по радио о большом успехе наших воднолыжников на чемпионате Европы в английском городе Ноттингеме. Им тогда удалось завоевать рекордное число медалей. Свое высокое мастерство подтвердила Наталья Пономарева (Румянцева) из города Дубны. Она четвертый год подряд выиграла фигурное катание и впервые стал абсолютной чемпионкой континента. Отличились также И. Потэс, С. Корнев, О. Губаренко.

Каждый раз, слушая добрые вести, твердо знаю, что в каждом из таких достижений есть огромная доля труда, энергии и любви Юрия Алексеевича Гагарина…

 

 

 

Столярж Б.Л. «Знаете, каким он парнем был…». Изд. 2-е, перераб. и доп. – М.: Физкультура и Спорт, 2004.

 

Фотографии из книги и с сайта: izvestia.ru