интернет-магазин PILOTCLUB.BY статьи статьи Отчет о поездке в горнолыжную Индию и немного про ГОА - Часть Десятая. Чехол на колесиках.

PILOTCLUB.BY

viber velcom +37529 6273740 MTS +37533 3342068 :) +37525 7608012

Отчет о поездке в горнолыжную Индию и немного про ГОА - Часть Десятая. Чехол на колесиках.

инфо - статьи

Индекс материала
Отчет о поездке в горнолыжную Индию и немного про ГОА
2 - Часть вторая. Первым делом самолеты.
3 - Часть третья. Первая очередь.
4 - Часть четвертая. Бабареши.
5 - Часть Пятая. Почти про.
6 - Часть Шестая. Спуск в Дранк, как символ фрирайда в Гульмарге.
7 - Часть Седьмая. Зачехляемся.
8 - Часть Восьмая. Начинающий ГОАшник.
9 - Часть Девятая. ГОА. Общие впечатления
10 - Часть Десятая. Чехол на колесиках.
Все страницы

Часть Десятая. Чехол на колесиках.

Путешествие оказалось настолько насыщенным, что мысль о сувенирах все время откладывалась на потом. Но неудержимо приближалось время сборов. Список обязательных сувениров для друзей и знакомых потихоньку начинал сверлить мозг. Особо интересными пунктами в этом списке были: ром Олд Монк для Лёни BaToH за экшн камеру, а также мел для сотрудницы, которая меня заменяла на работе. С обоими этими заказами в Гульмарге произошел прокол. Мела там, понятно, нет, а вот ром попадался разный, но только не Олд Монк.

Ром закупили практически все. Была возможность его приобрести в стеклянных либо пластиковых бутылках. Я успокоился на 3-х пластиковых, а вот Костюкевичи мужественно купили целый ящик стеклянных бутылок. На все предостережения товарищей, что стекло может разбиться, они неизменно отвечали: вы что, это же для сувениров. О весе этих сувениров никто особо не задумывался, ведь мы так просто решали вопросы с перевесом багажа до этого момента.

Мел для нашего ведущего лектора кафедры я нашел в местном универсаме. Туристы там обычно покупают продукты или мелкие бытовые вещи типа мыла, зубной пасты итд. Я же гордо выложил на кассе две полкилограмовых упаковки белого школьного мела. Удивление кассира не знало границ. Мало того, что килограммами там мел вряд ли кто даже из местных покупает, но чтобы вот так в качестве сувенира, это было явно необычно. Кассир меня спросила: знаю ли я что в этих коробках. Конечно, ответил я, там мел. Все еще пребывая в состоянии удивления, кассир забрала деньги.

Пришло время сдавать скутеры. Появился индус и осмотрел их. Скутеры оказались с небольшими повреждениями. Где-то были царапины, где-то погнута защита. Этот скутер падал, сказал индус, показывая на скутер Сереги. Да вы что, не может быть, начали отмазываться мы. Но тут мимо нас проковылял Серега с перебинтованной ногой, которую он своим скутером недавно даванул, поднимаясь на нем ночью по извилистой песчаной тропинке с пляжа в сторону номера. Теперь сомнений, что скутер падал, больше не осталось. Нас попросили доплатить. Суммы за нанесенные повреждения оказались небольшие, но все равно решили поторговаться. Однако вся торговля свелась к одной фразе индуса: Вы можете вообще не платить, а просто выровняйте деформированные детали и заделайте царапины. Причем сказано это было совсем не с сарказмом или каким либо раздражением, а наоборот, с улыбкой на лице, как будто мы были давнишние закадычные друзья. Расплатились. Индус продолжал веселиться, отметил что вообще только один из четырех скутеров целый и что им управлял хороший водитель. Так выдайте ему справку, что он лучший водитель Индии, сказал Женя. Шутка имела большой успех, потому что речь шла обо мне, а я был единственный, кто умудрился заплатить штраф за езду без прав.

Такси до аэропорта в виде маленького автобуса, чтобы могли влезть все вместе с багажом, мы не нашли. Пришлось заказывать два джипа. Самый тяжелый чехол оказался мой. Лишний вес создавали зарядники к рациям, видеокамерам, аккумуляторы, батарейки, бутылки с ромом, мел, прочие сувениры, да и сам чехол на колесиках весил четыре с половиной килограммов. Единственным, у кого оказался легкий чехол, был Джон. Мои волнения по поводу перевеса багажа он опять успокоил, сказав, что у него небольшой вес, и что мы разделим все на группу.

В аэропорт приехали без приключений. Просветили багаж. На регистрации взвесили всю нашу кучу барахла. И тут выяснилась реальная картина апокалипсиса. Общий перевес около 50 кг. Никто не хотел платить лишних денег. Более того, все сразу забрали свои шмотки, кто-то удачно перепаковал более тяжелые вещи в ручную кладь и решил свою проблему с перевесом, но я свои лишние 25кг ни в какую кладь деть не мог, потому перелет из ГОА в Дели стал для меня на 50 евро дороже.

Настроение начало слегка портиться. Ведь если не удастся в дальнейшем решить проблему с перевесом, то на перелете из Дели в Минск нас будут ждать уже совсем другие тарифы. 1кг перевеса равнялся дополнительных 30 евро. Не сложно подсчитать, какая сумма доплаты маячила впереди. В голове упрямо теплилась надежда, что наш багаж в аэропорту в Дели на регистрации взвешивать поленятся.

Перелет ГОА-Дели оказался достаточно быстрым. Дальше был уже знакомый переезд из внутреннего аэропорта во внешний и непродолжительное ожидание начала регистрации. С замиранием сердца мы положили чехлы на весы. Результат ужаснул всех. Сотрудник авиакомпании Etihad Airways с улыбкой на лице, всеми своими ужимками показывая доброжелательность, предложил нам доплатить за багаж около 60000 рупий, что в пересчете более 1300 долларов.

Учитывая, что около 70-80% багажного веса скопилось в моем большом чехле на колесиках, не трудно понять, что я пребывал в некоторой прострации. Hiz веселился: А у тебя достаточно денег, чтобы заплатить за перевес? спрашивал он меня. Это был тот редкий случай, когда я не нашелся, как пошутить в ответ.

Помимо финансовой трагедии, пути для решения которой все-таки существовали, разыгрывалась более серьезная. Весь алкоголь, который Костюкевичи так старательно выбирали для своих Минских друзей, на регистрации отказались брать в багаж, мотивируя тем, что это может разбиться и повредить вещи других пассажиров. И это не смотря на то, что бутылки были тщательно упакованы в картонный ящик и переложены мягкими вещами. Дима английского не знал, он только грустно смотрел на ящик, который он понимал, что видит скорее всего в последний раз. Женя же наоборот, вступил в переговоры:
- Это в багаж мы не пропустим, а в ручную кладь это нельзя, что вы с этим (ящиком) будете делать? Вопрошал сотрудник авиакомпании.
- Окей . Мы вам его дарим, как- то зло и даже с некоторым оттенком агрессии ответил Женя, мол подавись арабская сволочь.
- Нет мы это взять не можем, мы это утилизируем/уничтожим. Чтобы понять, что пережил Женя после этих слов, придите с шестью бутылками коньяка или другого приличного алкогольного напитка в гости к товарищу, и попросите на ваших глазах его вылить все медленно в унитаз.

Что же, делать нечего, попросили сотрудников вернуть нам багаж, для того, чтобы его перепаковать. Более тяжелые вещи отправить в ручную кладь, а что-то, возможно, придется выкинуть.

Кряхтя под весом наших вещей, тощий арабчик стал возвращать наши чехлы. Стали переупаковываться. У меня особо возможностей для облегчения багажа не было. Рюкзак был небольшой, а действительно тяжелых вещей не так уж и много. Достаточно легко выкинул нафик 3 бутылки рома, посчитав, как я сэкономил уже порядка 90 евро. Больше всего в этом плане я переживал, что одна из этих бутылок должна была передаваться Лене Батону за камеру. Но я думал, что рассказав про наш форс-мажор, он меня простит. В рюкзак переложил всякие зарядники от различной техники.

Вернулись на регистрацию. Теперь общий перевес составил около десяти кг. Последовали очередные переговоры:
-мы спортсмены, это наше снаряжение, у нас нет денег… не сдавался Женя.
- а спортсмены хотят путешествовать? Спрашивал в ответ араб- вот сука.

Видя, что перевес нам не простят, решено было опять попытаться перепаковать вещи. Уставший араб опять начал отдавать нам вещи, которые после взвешивания находились за стойкой регистрации. Я уже начал подумывать, какие вещи еще оставить в аэропорту, но тут Джон меня выручил. Он сказал, что поскольку у него после падения со скутера до сих пор болит спина, он не может носить тяжелый рюкзак. Поэтому предложил поменяться рюкзаками. Мой маленький был ему в самый раз, а в его полупустой я мог накидать еще чегота из багажа. В этот рюкзак удачно вошли провода от всякой техники и мел.

Шло время. Вот уже час, как мы безуспешно пытались пройти регистрацию. Скажу больше, мы остались последние. Хотя до времени окончания регистрации оставался в запасе еще час. После перепаковки вещей делаем очередную попытку зарегистрироваться.

Очередная попытка пошла веселее. На этот раз на весы куча чехлов легла так, что часть веса пришлась на боковые стенки. Поэтому общий вес оказался на пару килограммов даже меньше, чем надо. Сотрудники авиакомпании уже начали вешать на ручки чехлов багажные стикеры. И тут с садистской улыбкой на лице араб произносит: А теперь давайте взвесим ручную кладь. Начинаю подозревать, что Араб решил проверить открытый еще в пятом веке до нашей эры Эмпидоклом закон сохранения массы. (Ничто не может произойти из ничего, и никак не может то, что есть, уничтожиться.) Так вот, Эмпидокл оказался прав. Мало того, что ручная кладь была с перевесом, так еще и спиртное Костюкевичей до сих пор не было уничтожено. И тут Женя с невозмутимым видом произносит: так сколько у нас в багаже общий вес? Понимая, что мы сейчас потребуем вернуть нам багаж назад и будем из ручной клади туда впихивать эти килограммы, Араб сдался и раздал бирки для ручной клади.

Все с облегчением выдохнули, взяли свои рюкзаки и пошли просвечивать ручную кладь. Но Костюкевичи остались у стойки регистрации, пытаясь убедить сотрудников авиакомпании пропустить спиртное.

Имея в рюкзаке Джоновича огромный ворох проводов, которые благополучно перекочевали из моего багажа в ручную кладь, я уже ждал, что после рентгена секьюрити попросят его открыть. Так и произошло. Я уже был готов что-то объяснять, нах. мне столько проводов, но их заинтересовал, как не странно, мел. Меня несколько раз спросили, что это такое, заглядывали в глаза, пытаясь найти какой-то скрытый в этом меле смысл. Затем подошла еще одна сотрудница, повертела упаковку, еще раз спросила, что это такое, но в итоге пропустили.

Оставалось минут 15 до взлета, и я с Джоновичем пошел снимать стресс в кафетерий. Костюкевичи подозрительно отсутствовали, когда к нам подошел стюард и попросил срочно идти в самолет. Оказалось, что все пассажиры уже заняли свои места и ждали только группу чудаков из Белоруссии.

Уже в самолете я узнал, что Женя умудрился уговорить пилотов пропустить спиртное. Как ему удалось уговорить их, не знает никто. А жаль. Хотел бы я на это посмотреть, уж точно пригодилось бы в дальнейшей жизни. Правда несколько бутылок их заставили засунуть в мой чехол. За это в качестве благодарности женя подарил мне одну бутыль Олд Монка, которую я впоследствии в качестве благодарности отдал BaToH за камеру.

Я сидел в самолете с букетом чувств, таким же странным и многообразным, как и окружавшая нас Индийская атмосфера. Обилие впечатлений переполняло голову. Хотелось отключить мозг и просто тупо уставиться в иллюминатор, смотреть на проплывающее под нами черное море, и торчащие вдали тектонические образования.

Горы под крылом самолета

Горные массивы постепенно уплывали за гориозонт, а на смену стали появляться заснеженные бледные белорусские поля, окаймленные пятнами серого леса. Вот и приземлились. Дальше нас встречали серые стены аэропорта Минск2 и серые лица работников таможни, образуя своеобразные серые ворота в такой же серый быт, от этого еще сильнее хотелось поскорее увидеть удивительно яркие лица соскучившихся по нам друзей.


P.S.

АлСу - красава, всё грамотно расписал, прям как вчера всё было, меня даже накрыло ( в который раз уже ). Как ТАМ всё-таки здорово, особенно, в Гульмарге. И про " серое наше всё " тоже, к сожалению, - правда. Но Индия - это совсем другие краски...

P.S. Хочешь в следующий раз научиться чему-нибудь полезному - не упускай нас из виду Smile
_________________
Настоящий путешественник не имеет конечных целей и конкретных маршрутов.

Костя Че
Начинающий Экстримал